ЗАГРУЗИТЕ БЕСПЛАТНО

Сказка

    • ТИП ПОИСКА
    Сказка icon

    Сказка

    по: OldBooks 0 0

    ЗАГРУЗИТЕ БЕСПЛАТНО


    Скриншоты

    Описание

    Максим Горький
    Сказка

    Жил-был статский советник Оный, мужчина вдовый, и было у него три сына: один – серьезный человек, провокатор; другой – так себе, а третий – еще подросточек, Борькой звали.
    Первый сын, конечно, заговоры устраивал, подкладывая знакомым бомбы и прочее, что надо для успеха дела; второй, занимаясь журналистикой, сотрудничал в изданиях всех направлений, а в свободное время добродушно помогал старшему брату, но теоретически был не согласен с ним и откровенно говорил ему:
    – Чёрт знает чем занимаешься ты!
    А тот возражает:
    – Еще император Веспасиан доказал, что деньги не имеют запаха.
    – Так ведь тогда деньги были металлические!
    – Это мною не забыто, и я прошу платить мне золотом. Я, брат, тоже – брезглив…
    – А все-таки лучше бы хоть в «Продуголь» поступить…
    – Мне убеждения не позволяют в синдикате работать…
    Поспорят немножко для упражнения в красноречии и братски разойдутся каждый к своему занятию, а то и вместе пойдут куда-нибудь, строго следя за тем, как бы невольно не предать друг друга.
    А то старшой курит папиросу и вслух мечтает, как человек, исторически образованный:
    – Хорошо было жить триста лет тому назад. Хошь – Шуйскому служи, не хочешь – иди к Тушинскому вору, а кроме того, – Сигизмунд! Ныне же все понятия исказились: совесть покупают нипочем, и везде невыгодно, везде беспокойно…
    Средний брат соглашается:
    – Трудное время! Раньше, бывало, во всех газетах одно и то же писали: «Будьте любезны, дайте нам реформы, а то мы все совершенно опаршивеем!» И всё было просто, ясно, даже начальство понимало. А ныне: в одной газете надобно жида травить, в другой – сокрушаться по этому поводу, здесь – велят лаять на оппозицию, там – притворяйся оной; разберись-ка в этом!
    Папаша сочувственно вздыхает:
    – Воистину трудно! И даже удивляешься, как сами-то редактора во всем этом разбираются?
    Старшой – ему всё известно! – не без кокетства говорит:
    – Ну, и они тоже не всегда удачно…
    Борька же, по молодости возраста далекий от сих треволнений, ничем не занимался, просто – сунет пальчик в ноздрю себе, задумчиво подержит его там, сколько требуется скоплением обстоятельств, потом вынет и, показав папаше результат, убежденно скажет:
    – Бя!
    Было в нем что-то мистическое.
    – Гм! – озабоченно думает Оный. – Следует ли отучать его от этой привычки, или же она знаменует особое направление сердца и ума во младенце?
    И, живя в некотором замешательстве, всё не мог решить, куда бы Борьку направить.
    – В потешные, – посоветовал средний сын.
    – Но говорят, что там греческие нравы начинаются…
    – Всё равно – везде изнасилуют, – меланхолически сознался средний.
    А старшой смотрит на младшего серьезно и таинственно говорит:
    – Подождите!
    Ждут. А время всё идет да идет. Посмотрел однажды отец на Борьку и советует ему:
    – Вытри верхнюю губу.
    А тот – с гордостью:
    – Это – усы!